Падение цен на нефть: кто виноват, и сколько это продлится

Информация
Общество: Падение цен на нефть: кто виноват, и сколько это продлится

На прошлой неделе наш министр финансов Антон Силуанов заявил, что Россия способна выдержать низкие цены на нефть в течение шести лет. Столько и не потребуется  — но заявление явно адресовалось и саудитам тоже — а способны ли они играть в демпинг так долго?

Вот кому уже действительно плохо — так это американским сланцевым нефтяникам — их крупнейшие компании уже объявили о сокращении своей капитализации на 30 процентов. Есть надежда на Трампа — мол он поможет деньгами, даст скидки своим компаниям на лицензионные платежи за нефть и газ, которые добываются на федеральных землях. Но эксперты прогнозируют, что в этой пандемии коронавируса США могут потерять до 1,7 миллионов населения. В Штатах почти триста тридцать миллионов жителей. Потеря большая, но не критическая. Однако, американский рынок всегда был похож на параноика в период обострения. Сверхэмоциональным во всем, что касается внутренней жизни страны. Брокерам чихать на войны, революции и эпидемии, если они происходят в других странах. Когда началась эпидемия в Китае, рынок даже не особо отреагировал поначалу. Скорее он смотрел за предвыборной кампанией в Штатах. Однако если начнут умирать американцы, да еще и сотнями, как сейчас в Италии, паника обрушит рынок США ниже, чем он находится уже сейчас.

Удивительнее другое — в этой очень острой ситуации, ни Штаты, ни Евросоюз, не отказываются от политики санкций против других стран. В том числе и России. Так, в пятницу Евросоюз официально продлил на полгода индивидуальные санкции в отношении граждан России — из-за ситуации на Украине. То есть, кризисные явления накладываются на санкционные потери, а главное — тормозят возможность экономической координации на уровне двадцатки глав самых развитых государств. В нынешней ситуации это уже просто глупость. Как мировой кризис отразится не столько даже на курсе рубля, а на ценах в российских магазинах.

Впервые с черного понедельника 1987-го американские фондовые индексы обвалились на 10%. Торговлю на биржах остановили на 15 минут.

Финансовый шторм по всему миру. Лондонская биржа – падение на 10%. Немецкая – 10. Японская – 8,5. 

Спусковым крючком стали неудачные переговоры в рамках ОПЕК+. Члены организации во главе с Саудовской Аравией настаивали: кроме действующих ограничений — дополнительно сократить добычу нефти — еще на полторы тысячи тонн баррелей в сутки. На фоне эпидемии коронавируса. Россия предложила не принимать поспешных решений и продлить соглашение. Сделка сорвалась, рынок отреагировал моментально. 

В пятницу, 6 марта, нефть марки Brent стоила 50 долларов за баррель. Обвал начался именно с этой отметки, за выходные цена упала на 30% и к понедельнику достигла минимума – 32 доллара. С тех пор выше $40 баррель не стоил. На этом фоне на графике доллар-рубль стремительный взлет.  9 марта курс американской валюты на Forex — 75 руб., евро — 85. После полудня российская валюта частично отыграла позиции.

Индексы падали и снова росли. На финансовых рынках – сильнейшая турбулентность. Российский ЦБ на аукционах РЕПО — это когда другим банкам выдаются краткосрочные займы под залог ценных бумаг – предоставил 500  миллиардов рублей и 5 миллиардов долларов. 

«Для российского рынка устойчивость сейчас гораздо повысилась по отношению к 14-15 и 2008 годам», — говорит директор по стратегии ИК «ФИНАМ» Ярослав Кабаков.

ЦБ сумел во многом панику притушить. Благодаря выходу экспортеров с их выручкой, бюджетному правилу и словесным интервенциям.
Эр-Рияд не только стал инициатором разрыва сделки ОПЕК+ — на неделе агентство Bloomberg сообщило — Саудовская Аравия якобы готова поставлять нефть в Европу, основной российский рынок, всего за 25 долларов за баррель. И увеличить объемы — в три раза. Нефтяники уверены – саудиты агрессивно торгуются.

«Саудовская Аравия может затянуть этот процесс только на небольшой промежуток времени, но она не может позволить себе удерживать эту ситуацию слишком долго. У них действительно большие запасы нефти. Но лично я подозреваю, что они использовали эту ситуацию, чтобы демпинговать цены на мировом финансовом рынке», — говорит экономист ассоциации производителей энергоресурсов Техаса Карр Ингхэм.

Помимо ценовой войны, финансовые рынки стали расшатывать те, для кого паника – идеальный способ заработать.

«Игроки на понижение сейчас все в плюсе, очень довольные обвалом рынка. С осени 2018 года с нетерпением, стуча копытами спекулянты готовились к тому, что рынки должны упасть. Потому что мировая экономика находилась в состоянии приближающегося возвращения кризисных проявлений», — говорит экономист, Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

Охладить пыл спекулянтов на российском рынке помогли те меры поддержки, которые в начале недели принял Центробанк. При этом Россия накопила существенные резервы в Фонде Национального благосостояния, рассказал в эксклюзивном интервью нашей программе министр финансов Антон Силуанов. И они помогут пережить бурю.

«Мы около 6 лет мы сможем при цене нефти 30 долларов за баррель иметь все те решения, без изменения этих обязательств, и мы можем их профинансировать в полном объеме. Были готовы к такому событию, готовились, кстати, не один год. Потому что понимали, что цены на нефть, которые по сути дела сдерживали этот высокий уровень искусственно. Долго это не может продолжаться», — говорит Силуанов.

Впрочем, шести лет не потребуется, уверены специалисты. Хотя пик финансового кризиса еще впереди.

Курсы валют, цены на нефть, индексы и акции – то, чем дышит любая биржа, большинству не очень интересны.  Но от колебаний этих цифр зависит почти все, что нас окружает – продукты, одежда, транспорт, связь и даже то, куда мы поедем на отдых. А главное, сколько все это будет стоить.

Импортная бытовая техника, электроника и гаджеты могут подорожать на 20%, по некоторым прогнозам – на 30. Такой же рост цен  ожидается в фармацевтике — речь об импортных препаратах. Автомобили прибавят максимум 10 процентов. На треть может увеличиться стоимость детских товаров, одежды и обуви. Но это уже – из-за Китая.

Всех волнует —  цена бензина. Нефть подешевела, но в России стоимость топлива регулируется особо. В 2018, после резкого повышения, тарифы заморозили. И разработали механизм – компенсацию разницы между продажей бензина на внутренний рынок и за рубеж. Если нефтяники терпят убытки, их возмещают из бюджета. Если в плюсе, бизнес перечисляет излишки в казну.

Падение рубля не должно сказаться на продовольственных товарах. Исключение – экзотика, которая у нас не растет. Гречкой, солью и сахаром запасаться не надо, уверены эксперты. 

Лучше всего себя чувствуют сельхоз-производители. Эта самарская ферма начинала со скромных объемов, сейчас снабжает огурцами и помидорами сетевые магазины. 

«Мы от валют не зависим, так как у нас все производство на территории России, в этом году тоже постараемся придерживаться прошлогодних цен. Побольше объемы сделать и чтобы местного продукта было больше», — говорит предприниматель Турал Умаров.

А это – подмосковное хозяйство. Свои коровы, свежее молоко, творог, сметана. Еще – птица, рыба, пчелы. Без продуктов не останемся, уверен владелец. Ведь большая часть производится в России. 

«Сегодня где-то 75 собственных, 25 завезённых из-за границы. Россияне понимают, что есть надо своё, не чужое. А своё. Качество другое», — говорит глава крестьянско- фермерского хозяйства Дмитрий Валигурский.

 Впрочем, привычка запасаться впрок у россиян, похоже, в крови. Те, кто уже научен горьким опытом предыдущих кризисов, не спешат сметать с прилавков холодильники и телевизоры. Именно так в 2014 поступил Георгий Астахов из Перми. Думал – перепродать. Говорит, лучше бы сделал ремонт.

«10 тысяч выставили, они предлагали там 2-3 тысячи за эту технику, было просто жалко технику. Просто принимали решение, что-то отдавали родственникам, своим бесплатно абсолютно, то есть так было легче на душе. Пробовали сдавать в ломбард, но это тоже гроши», — говорит Георгий Астахов.

Впрочем, такие примеры до сих пор на каждом шагу. Мы обошли крупнейшие магазины электроники столицы. Здесь продают компьютеры.

Ритейл подыгрывает и нередко сам разжигает ажиотаж. Автодилеры пока распродают запасы по старым ценам, но не исключают – все может измениться в любой момент. 

Это, кстати, закономерность российского рынка – при малейшем ослаблении курса рубля, цены ползут вверх. Но когда национальная валюта стабилизируется — стоимость товаров почему-то не снижается. Хотя продавцы оправдывают подорожание именно долларовой составляющей своих расходов.

«Мировая экономика сегодня — это экономика, которую контролируют крупные корпорации, корпорации это монополисты, даже, если формально это не так, даже, если это десяток продавцов, они работают в рамках картельного сговора на рынке. Конкуренция во многом фиктивна и происходит на финансовом рынке, а не в магазинах, или супермаркетах», — говорит директор Института социоэкономики Московского финансово-юридического университета Александр Бузгалин.

«Паника вообще плохой советчик. Лучше действовать более расчётливо, рационально. Здесь всегда надо исходить из целесообразности. Если вы планировали делать покупку, и если есть для этого средства, то лучше купить. Если рассматривать как инвестицию, купить про запас, то это не работает», — директор по связям с общественностью ассоциации «Ротек» Антон Гуськов.

С падением цен на нефть и в правительстве, и в экспертном сообществе вновь заговорили – российская экономика не должна опираться только на сырьевые рынки. Хотя сдвиги уже наметились.

«На каждые 10% снижения нефтецен, рубль слабеет на 3%. Раньше было еще сильнее Она практически выходила почти в 1, то есть на 10% обрушение нефти, потерял рубль тоже 10%. Сейчас мы уже меньше зависим от колебания нефтеценовой конъектуры, чем 2-3 года тому назад», — ведущий эксперт Института современного развития Никита Масленников.

Давать точные прогнозы, как поведут себя рынки на следующей неделе, пока не берется никто. Ситуация меняется слишком быстро. Падение цен на нефть подогревается искусственно, и это на фоне пандемии коронавируса, которая  останавливает жизнь целых стран. Но большинство экспертов сходятся в одном – нынешний кризис пойдет на спад через месяц-другой. Если, конечно, богатый на крутые виражи 2020 не преподнесет очередной сюрприз.


Как сообщает www.theuk.one



Оцените статью