Депутат Журова: В российском спорте больше нет проблем с допингом

Информация
Общество: Депутат Журова: В российском спорте больше нет проблем с допингом

Спортсмен может выступить на Олимпиаде под нейтральным флагом даже в том случае, если ему запретит собственная страна, уверена депутат Госдумы Светлана Журова. В эксклюзивном интервью Федеральному агентству новостей парламентарий рассказала, каковы шансы России отстоять свои интересы в споре с Всемирным антидопинговым агентством (WADA), почему скандал вокруг отечественного спорта можно считать политически мотивированным и стоит ли ожидать роста интереса спортсменов к политике.

Шансы есть

—  Светлана Сергеевна, все сейчас находятся в ожидании решения Спортивного арбитражного суда. Каков минимум, на который мы можем рассчитывать? Сможем ли мы выступить в Токио под своим флагом?

—  На данный момент есть только рекомендации WADA. МОК решения не принимал. И пока судебные процессы не закончатся, делать какие-то выводы не стоит. Еще год назад говорилось о том, что историю надо закрывать, но WADA нашло новые аргументы. Мы сейчас готовы представить свой, причем достаточно веский, ответ в суде. У нас есть результаты расследования нашего Следственного комитета, и мы считаем, что база (московской антидопинговой лаборатории) была вскрыта дистанционно. Почему мы раньше их не показывали? Шло расследование. Теперь же мы имеем полное право выступить с ним в Лозанне. Шансы есть в любом случае. Более того, насколько я знаю, решение будут принимать трое судей – назначенный Россией, WADA, а также по согласованию WADA и РУСАДА. Но если они не могут договориться — третьим становится нейтральный судья.

—  Можем ли мы рассчитывать, что суд решит полностью отказаться от предлагаемых WADA санкций?

—  Да. Мы, например, помним о решении суда по сочинской Олимпиаде и возвращении медалей, которые были забраны предыдущим решением — его же отменили, все наши спортсмены были восстановлены. Снятие всех рекомендаций сейчас, несомненно, было бы максимумом, на который мы можем надеяться.

Для меня как для человека из спорта важно защитить честь спортсменов, дать им возможность выступать под российским флагом. Это тот пункт, который нам надо отстаивать в первую очередь. Чиновники, которые не смогут поехать на крупные международные соревнования, другие положения —  они не первостепенны. Если кто-то из высокопоставленных не сможет посетить игры, я не думаю, что наши атлеты сильно пострадают. А вот спортсмен и флаг – это для многих людей в нашей стране неразделимые вещи. Я считаю, что адвокатам нужно сделать акцент именно на этом, а не распыляться на все. Иначе это будет очень тяжелый процесс. Надо сконцентрироваться на главном.

—  Можем ли мы говорить, что этот суд позволит поставить точку в вопросе санкций в отношении российского спорта?

—  Как мы видим, ни один суд не может поставить точку. Я думаю, что подобная ситуация может повториться еще раз, потому что, казалось бы, мы уже поставили точку, когда Международный олимпийский комитет сказал, что у него претензий к Олимпийскому комитету России нет. Тем не менее, опять начались процессы, появляются какие-то факты, связанные с базой. Стоит ли ожидать каких-то новых данных? Наверно, с той стороны все исчерпано, новых скандалов больше нет. Высасывать что-то из пальца будет тяжело. Все, к чему они цепляются, было в прошлом. При этом страдает уже новое поколение спортсменов, которые не имели к этому отношения, так как были детьми к сочинской Олимпиаде. Нам намекают: «Если бы вы тогда все признали, то уже сейчас были бы чистыми и пушистыми». Но, честно говоря, Всероссийская федерация легкой атлетики уже четыре года пребывает в нейтральном статусе.

—  Если все адресованные нам вопросы относятся к прошлому, значит, проблема допинга в российском спорте решена?

—  Да. Разве у нас есть масштабные допинговые скандалы? Большинство федераций, которые сейчас завоевывают медали — у них и раньше не было допинговых скандалов. Например, никаких вопросов не возникало ни к конькобежцам, ни к фигуристам. Да, были какие-то мелочи, связанные в основном с работой антидопинговой системы ADAMS. Например, кто-то не написал в декларацию, когда сдавал допинг-пробу, какой-то препарат – по своей глупости не занес те же капли в нос или еще что-то. Или допинг-офицеры приехали к спортсмену домой, а он указал неточный адрес, и ему красный флажок поставили. Такое тоже бывает. Но мы понимаем, что все – люди, и у всех могут быть какие-то обстоятельства, почему они этого не сделали.

—  Можно ли избежать проблем в таких ситуациях?

—  Да, WADA всегда старается идти на встречу, если спортсмен вовремя все объясняет. Если он этого не делает — то простите, это его проблема. Иностранцы, например, тут же бегут, в отличие от нас. Россияне же в большинстве случаев надеются на «авось». К слову, сейчас все спортсмены чистые и выступают даже лучше, чем выступали до сих пор. Я вижу, что по ряду видов спорта произошел какой-то скачок.

—  Рост патриотизма?

—  Я думаю, что и тренеры и сами спортсмены понимают, что сейчас надо подходить ко всему более ответственно, что они и делают.

—  В апреле прошлого года на фоне предыдущих допинговых скандалов был принят закон о штрафах для спортсменов за допинг. Зачем потребовались такие меры, если все нарушения в прошлом?

—  Вопрос о том, что спортсменов нужно наказывать за допинг не только дисквалификацией, поднимается давно. Даже была принята дорожная карта, где был указан такой пункт. Звучали предложения, например, о возврате призовых. Конечно, такие моменты необходимо обсуждать, и я не говорю, что этого не надо делать или надо. Но, представьте, спортсмен уехал в другую страну – с него же не взыщешь эти деньги, а у другого, который остался, отнимут квартиру и выселят детей на улицу. Насколько это правильно? Мы дойдем до таких кровожадных мер?

Да, административная ответственность, штрафы, я соглашусь, допустимы, но не до такой степени, чтоб лишать человека всего, чтобы он ушел гол как сокол. Должны быть какие-то рамки. Некоторые и вовсе предлагают сделать так, чтобы использовавшего допинг спортсмена нигде не брали на работу. Это странно, ведь не факт, что ему не подмешали какой-то препарат, или он не принял его по незнанию. Будет ли дифференциация в степени тяжести наказания? В обоих случаях ему и так грозит дисквалификация.

—  Некоторые из ваших коллег не исключают появления уголовный ответственности за использование спортсменом допинга. Как вы считаете, возможно ли это?

– Если и так — это, наверное, будут одни из самых жестких в мире мер. Хотя, подобное наказание есть в некоторых странах, например, в Италии. В той же Америке нет. Там предусмотрена ответственность за дачу ложных показаний, и это большая разница. Если спортсмен, положив руку на Библию, говорит, что не использовал допинг, а в дальнейшем будет доказано, что использовал — он сядет в тюрьму.

—  Вы против подобных мер?

—  Я считаю, что, когда вина спортсмена доказана, дисквалификация для него уже очень серьезное наказание. Возможно, хуже, чем штрафы. При этом те же МОК или WADA не настаивают на том, чтобы была ответственность, помимо отстранения. Кого точно нужно привлекать, так это людей, которые подбивают спортсмена к использованию допинга. Кстати говоря, то же WADA восхищалось нашей страной за то, что мы уже давно приняли ряд законов, согласно которым за подталкивание детей к допингу врачу или тренеру грозит уголовная ответственность. Правда, там ничего не было написано про родителей.

—  Думаете, есть необходимость отдельно прописать такие случаи?

—  Нет, я спрашиваю. Как быть, если допинг ребенку дали амбициозные родители, а затем свалили все на врача или тренера? Конечно, в каждом случае проводится расследование, но, тем не менее, вопрос дискуссионный. Кроме того, мы знаем ситуации, когда допинг подсыпали родители чужим детям. Такой случай был в прошлом году, когда папа одного из пятнадцатилетних хоккеистов подсыпал допинг другим ребятам из команды, а потом выступил анонимным заявителем. Было расследование, и его вычислили.

—  Если мы говорим в целом, механизм борьбы с допингом на законодательном уровне работает?

—  Да, и все эти механизмы у нас в законе не первый год. Бывают какие-то манипуляции, но всегда проводится расследование.

Политический мотив

—  По поводу решения WADA в отношении российского спорта — некоторые говорят, что оно политически мотивировано, некоторые — что нас пытаются отстранить от соревнований заслуженно. Чего, на Ваш взгляд, было больше — политики или нашей собственной вины?

—  Несомненно, были определенные нарушения, которые совершает каждая страна. Вопрос в том, что, когда есть политический мотив, то и преподносится все совсем по-другому.

Например, мы видим поведение канала ARD и господина Зеппельта (Хайо Зеппельт, немецкий журналист, специализирующийся на исследовании проблем допинга. — Прим. ФАН), когда речь идет о России. Он цепляется ко всему, делает жесткое расследование. В то же время обходит стороной скандал на чемпионате мира по лыжным гонкам, где под видом парикмахерской была организована настоящая допинговая лаборатория.

Почему в этом случае говорится об индивидуальном решении спортсмена, а не о государственной политике, как это делается в отношении России? Нет политики — факт прошел мимо. Есть политика — все сразу сваливают на государство и на лидера страны.

—  Этим грешат только немецкие СМИ?

—  Нет. Когда та же «The New York Times» пишет о чем-то еще до того, как WADA примет решение, фамилия Путин упоминается чаще, чем само агентство. Разве это не странно? Мы же говорим про WADA, а не про Путина в этой ситуации. Если вы хотите обвинить спортсменов, федерации, почему «Путин» звучит через каждое предложение? Что это, если не политика? В других допинговых скандалах не звучат же имена президентов других стран. Я не слышала, чтобы, когда у американцев были какие-то проблемы с допингом, тут же звучали фамилии Клинтон, Буш, Обама или Трамп. У нас же сразу — Путин. Как будто он сам выдавал допинг каждому спортсмену. Как тут не подумаешь, что это политика? Отчасти, да. И все это началось в одночасье после Крыма. До этого все было хорошо.

—  Никаких нареканий не возникало?

—  Нет, до Олимпиады в Сочи я была внутри наблюдательного совета РУСАДА — как нас хвалило WADA, какие дифирамбы нам пели, какие благодарности посылали. Как только случился Крым — это все началось.

—  Почему именно по спорту такой удар?

—  Спорт всегда находится на вершине Олимпа — всем виден, слышен и понятен. Мнение любого спортсмена, особенно если его хорошо подготовить, может очень сильно взбудоражить общество. Поэтому, конечно, этот ресурс используется в политических целях. МОК уже надоело, что площадку Олимпийских игр используют для политических разборок, разнообразных акций, и был принят ряд решений о том, что на Олимпийских играх не должно быть провокаций, акций протеста. Они еще не озвучили, какие меры будут применять к тому, кто нарушит это правило, но скорее всего это будет отстранение от игр. И я с этим совершенно согласна.

—  Может ли подобное нарушение, связанное с политикой, произойти непреднамеренно?

—  Да. Например, в Сочи был случай нарушения международных правил. Есть трибуна МОК, где сидят его члены, и на любой Олимпиаде здесь оказываются вип-представители той страны, в которой проводятся игры. Важным условием является запрет на разворачивание на этой трибуне флага какой-либо страны. У нас же там оказались представители КПРФ, и достали свое красное знамя победы. Если бы они это сделали на другой трибуне, никаких бы вопросов не было. В данной же ситуации это было нарушением нейтралитета членов МОК.

Я помню, что было очень тяжело объяснить, что этого делать нельзя. Этот флаг загородили волонтеры, потому что шла трансляция. И это нарушение. Нам могли бы это предъявить, но не предъявили. Я думаю, что теперь МОК будет работать над разъяснением таких правил.

Подобная работа уже проведена в отношении бойкотов. Если какая-то страна, уже приехав на Олимпиаду, будет бойкотировать ее, например, уедет, причем по любым причинам – претензии к другой стране, президенты поссорились — МОК имеет право дисквалифицировать эту страну на срок до восьми лет: на две Олимпиады, как зимние, так и летние. И это правило сработало на Грузии в 2008 году в Пекине. Саакашвили озвучил решение о том, что его команда уезжает с Олимпиады, но, когда им сказали, что последуют такие меры, они остались. Кстати, завоевали еще после этого медали.

—  Как Вы думаете, если сейчас есть такая тенденция, вводятся такие меры, в какие сроки будет решена проблема использования спорта как площадки для продвижения своих политических интересов?

—  Это сложный вопрос. Если мы говорим о ситуации вокруг России, я рассчитываю, что и МОК, и суд увидят некий политический заказ и будут более справедливо рассматривать наш случай. Надеюсь, что они это учтут и наши спортсмены смогут выступить под российским флагом. Хотя не хочется, конечно, рассматривать этот сценарий —  нашим спортсменам могут предложить выступать и под олимпийским флагом. Но им и сейчас в этом никто не отказывает.

—  Многие почему-то считают, что нашим спортсменам запрещают выступать на Олимпиаде. Некоторые даже поднимают вопрос, сколько человек ради этого выберут переезд в другую страну.

—  Нет, этого нет. Пожалуйста, выступайте в нейтральном статусе, только докажите, что вы чистые спортсмены. Выполните два пункта — и добро пожаловать на Олимпиаду. Причем я даже больше скажу: сейчас решение о том, чистый спортсмен или нет, будет приниматься индивидуально по каждому международной спортивной федерацией. Если кто-то с ним не согласится, сможет подать иск. И в этом плане у представителей зимних видов спорта больше шансов не пропускать Олимпиады. Что касается лета — осталось слишком мало времени.

Важно понимать, что если суд все-таки предложит именно такое решение — нейтральный статус — то наше общество встает перед очень серьезным выбором: а что делать? Наши спортсмены едут под олимпийским флагом? Или они вообще никуда не едут, и мы им запрещаем? Большинство, конечно, их осудит за то, если они все-таки поедут.

—  Вы уверены в этом?

—  Это то, что я вижу по статистике, по тому, как общество выражает свое мнение в соцсетях. Они считают, что это непатриотично и ехать никуда не надо. Причем это говорят как люди, имеющие отношение к спорту, так и не имеющие. С другой стороны, есть и те, кто считает, что нужно ехать под нейтральным статусом и, как я говорю, продемонстрировать «театр абсурда».

—  Что вы имеете в виду?

—  Три наши девочки выигрывают Игры и стоят под олимпийским флагом. Разве это не абсурд? Или, например, наши конькобежцы выиграли 17 медалей на чемпионате Европы в Нидерландах. Представьте, если они все эти медали завоют на Олимпиаде под нейтральным флагом. Это же выглядит нелепо для всего мирового сообщества. И так будет повторяться. Причем это все чистые спортсмены, Россия уже все доказала. Мы же говорим про сегодняшний день, а не про расплату за грехи кого-то там, чьи-то ошибки, возможно, чиновников, возможно, других спортсменов, тренеров и врачей.

—  Вы считаете, что, если поедем под нейтральным флагом, то, в первую очередь, покажем, насколько абсурдно решение, которое могут принять?

—  Да. Что касается того, что спортсмены побегут в другие страны, я считаю, не побегут. Менять гражданство никто не будет. Даже если страна им запретит, они могут воспользоваться своим правом выступать за Россию по умолчанию под нейтральным флагом в индивидуальном порядке. Им никто не запрещает обратиться в МОК с этой просьбой и поехать на Олимпиаду за деньги олимпийского комитета. Да, каждый спортсмен при этом будет осужден, обруган обществом, но он может воспользоваться этой возможностью, не меняя гражданства. Но только его страна в этой ситуации по умолчанию его предала.

—  Это сыграет только на руку нашим недоброжелателям?

—  Да. Это будет только на пользу западной и прозападной политике, которая о России говорит черти что. Это также дает возможность спортсмену проявить себя, сказать: «Я для этого тренировался, я к этому шел. Я не хочу отказываться от гражданства, но я хочу выступать на Олимпиаде». И спортсмен это делает, и Международный олимпийский комитет, если он провел все отборы, не имеет право ему запретить. Он обязан предоставить эту возможность, как было, кстати, на Олимпиаде в 1980 году.

—  Тогда, насколько мне известно, мы поощряли данное решение.

—  Да, например, англичан, которые стали олимпийскими чемпионами в нейтральном статусе, несмотря на запрет страны выступать на Олимпиаде в Москве, мы восхваляли. Неужели мы собственных спортсменов сейчас загнобим за то, что они могут принять такое решение?

—  Как изменить отношение общества к нейтральному флагу? Когда выступление в таком статусе перестанут называть позором или предательством Родины?

—  Если человек скажет, что даже в нейтральном статусе он представляет свою страну и защищает ее честь – назовут ли его предателем? Мне хочется посмотреть на человека, который это сделает. «Ты предатель». — «Почему? Я не хочу менять страну, но я хочу поехать на Олимпиаду. За Россию. Неважно, в каком статусе». Что делают наши легкоатлеты? Мария Ласицкене – кто-то ее не считает россиянкой? Кто-то ей предъявил, что она выступает под нейтральным флагом? Нет. Насколько я вижу, все молчат.

Та же Анжелика Сидорова, завоевавшая золотую медаль в соревнованиях по прыжкам с шестом на чемпионате мира по легкой атлетике–2019 в Дохе, была выдвинута на звание лучшей спортсменки года. И, кстати, абсолютно объективно. Это наша восходящая звезда, чистейшая спортсменка, которая также прекрасно выступает. Она опять под нейтральным фагом, но мы же сами понимаем, как к этому относиться.

Понятно, что, когда будет решение, будет проще обсуждать. Сейчас мы говорим в сослагательном наклонении, и это неправильно. Неправильно обсуждать то, что не случилось. Потому что это опять же раскалывает общество, к сожалению. Шкуру неубитого медведя делим.

Что, Алину Загитову меньше любят за то, что она выступала под нейтральным флагом? Все про это уже забыли и считают полноценной ее золотую медаль. Алину называют олимпийской чемпионкой. Нашу сборную по хоккею меньше любят за то, что они золотые медали завоевали в Пхенчхане в 2018 году? Нет.

Спортсмены в политике

—  Как вы уже обратили внимание, спортсмены всегда на виду, а в свете последних событий в России они одни из самых обсуждаемых людей. Могут ли они воспользоваться обстоятельствами и пойти в политику? Не стоит ли нам, например, ожидать, что число спортсменов-кандидатов в депутаты в 2021 году значительно превысит то, что было в 2016 году?

—  Из сотни тысяч спортсменов в Думе нас не тысяча. Это точно. Нельзя сказать, что многие пошли в политику. Ряд спортсменов заняли какие-то должности, например, стали работать в Минспорта – а что здесь не так? Они в своей сфере работают чиновниками. Разве неправильно, когда спортсмен — олимпийский чемпион становится председателем соответствующего комитета своего региона? Лучше, когда его возглавляет военный, как это бывает зачастую? Для меня именно это было бы странно.

Мы с вами обсуждаем спорт, значит, его обсуждает и общество. Это запрос избирателей. Пока у него есть интерес к спорту, здоровому образу жизни, антидопинговым правилам или футболу — в Думе будут спортсмены. Сколько — этот вопрос решит само общество. Кроме того, сейчас такой серьезный отбор, что некомпетентных людей на выборы никто не поведет. Да они и сами не пойдут.

—  Можно подробнее?

—  Возможно, некоторое время назад компетенции и знания спортсмена были не так важны, как его медийность. Сейчас этого нет. Только те спортсмены, наравне с учителями, врачами и другими, которые разбираются в вопросах экономики, социальной политики, смогут пойти на выборы. Если же нет – они и сами не решатся. Например, у «Единой России» такой праймериз, что многие спортсмены не стали даже пытаться пройти в седьмой созыв Государственной думы, потому что не захотели публично показать свою некомпетентность. Участие в выборах — это очень серьезный вопрос, и те, кому не хватает знаний, пройти в любом случае не смогут.

—  Спасибо за интервью!


Как сообщает www.theuk.one



Оцените статью