Эмбарго Запада против Турции из-за курдов откроет для России великолепные перспективы

Информация
Общество: Эмбарго Запада против Турции из-за курдов откроет для России великолепные перспективы

Турецкая армия, поддержанная протурецкими формированиями, начала 9 октября операцию в контролируемые курдскими террористами северные районы Сирии. Военная операция Анкары по созданию там демилитаризованной зоны безопасности глубиной 30 км и длиной 480 км получила название «Источник мира». Курдским боевикам, лишившимся вопреки своим ожиданиям активной поддержки США, под ударами превосходящих сил противника оставалось лишь откатываться от сирийско-турецкой границы все дальше и дальше…

Реакция мирового сообщества на старт «Источника мира» оказалась неоднозначной: от горячей поддержки Анкары до резкого осуждения ее действий. В частности, Вашингтон, «притормозивший» после приобретения Турцией российских ЗРК С-400 программу поставок Анкаре малозаметных истребителей-бомбардировщиков пятого поколения F-35, отреагировал на контртеррористическую операцию Тайипа Эрдогана указом о санкциях.

«Это очень мощные санкции. Надеюсь, нам не придется их использовать. Но мы можем сокрушить турецкую экономику, если потребуется», — объявил глава Минфина США Стивен Мнучин.

Подписанный 14 октября президентом США Дональдом Трампом указ позволяет Минфину и Госдепартаменту США вводить санкции против частных лиц и организаций, которые связаны с правительством Турции, если их действия «угрожают гражданскому населению или ведут к дальнейшему подрыву мира, безопасности и стабильности на северо-востоке Сирии», отметил госсекретарь Майк Помпео.

Впрочем, пока дальше этого, сплетен о возможной приостановки членства Турции в НАТО и не менее возможного эмбарго на поставки Анкаре американской продукции военного назначения в Вашингтоне не пошли. Зато правительства ряда стран ЕС оказались более решительными. 

Италия, Франция, Нидерланды, Норвегия, Германия и Финляндия объявили, что приостанавливают экспорт оружия в Турцию. Более того, 11 октября на встрече европейских дипломатов обсуждалась возможность введения оружейного эмбарго в отношении Турции со стороны всех участников Евросоюза. 

Как запреты на экспорт продукции военного назначения в Турцию скажется на положении турецкого ВПК? В вопросе разбирался обозреватель Федерального агентства новостей.

Османы и ВТС

Конечно, ВПК Турции стремится к замещению импортных поставок оборонной продукции. Анкара заявила в январе 2018 года, что уже не менее 65% потребностей турецкой армии в вооружении выполняется собственным военно-промышленным комплексом. Более того, по словам турецкого лидера, к 2023 году — столетнему юбилею основания республики — зависимость от внешних поставок вооружений Турцией должна быть полностью преодолена. 

Тем не менее, на текущий момент ВПК Турции все еще испытывает потребность в поставках из-за рубежа технологий, отдельных комплектующих, а также готовой продукции. Так, например, в 2013—2017 годах поставками Анкаре вооружения и военной техники занимались около двух десятков стран мира.

В частности, из Италии Турция импортировала корабельные артустановки для своих корветов и катеров. Также по итальянской лицензии в Турции было собрано несколько десятков ударных вертолетов Agusta A 129 «Mangusta». 

У Франции Турция закупала и продолжает закупать для оснащения своих патрульных самолетов РЛС морской разведки комплекса «Ocean Master» и автоматизированные системы управления AMASCOS.

Для оснащения и модернизации корветов и фрегатов турецких ВМС Нидерланды поставляли РЛС семейств SMART и STING.

Норвежская компания Kongsberg снабжала турецкие военные корабли газовыми турбинами.

ФРГ продавала туркам танковые дизели MTU-881 и корабельные MTU-595. Помимо этого, с 2009 года самая крупная в Германии верфь Howaldtswerke-Deutsche Werft участвует в постройке шести субмарин проекта 214TN с воздухонезависимой двигательной установкой на турецком предприятии Golcuk Naval Shipyard.

В Финляндии силовые структуры Турции приобретали снайперские винтовки Sako TRG.

Но, разумеется, основным партнером Анкары по военно-техническому сотрудничеству был и остается Вашингтон. Соединенные Штаты снабжали Турцию более чем 60% всей приобретаемой Анкарой за рубежом продукции военного назначения. 

От Дяди Сэма турки получали многоцелевые вертолеты Sikorsky UH-60 Black Hawk в вариантах S-70A и S-70B, противолодочные вертолеты Sikorsky SH-60 Seahawk, ударные «вертушки» Bell AH-1W Super Cobra, самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления Boeing E-7T Peace Eagle, ракеты класса «воздух—воздух» AMRAAM, корабельные ЗУР ESSM и RAM, ПЗРК FIM-92 Stinger, авиабомбы семейства JDAM, торпеды Mark 54, авиационные РЛС AN/APG-68, подвесные контейнеры с оптическим и радиоэлектронным оборудованием AN/AAQ-13/-33 и AN/AWW-13, подвесные контейнеры с разведывательным оборудованием DB-110, комплекты средств для модернизации фрегатов типа «Oliver Hazard Perry», корабельные газотурбинные силовые установки LM-2500, авиадвигатели семейства Т-800 и дизельные двигатели для бронеавтомобилей «Kirpi». 

По лицензиям США и с использованием американских комплектующих в Турции был налажен выпуск многофункциональных легких истребителей четвертого поколения General Dynamics F-16 Fighting Falcon. В феврале 2014 года турецкое правительство подписало десятилетний контракт с американским предприятием Sikorsky Aircraft на совместное производство в Турции 109 многоцелевых вертолетов T70 по программе TUHP общей стоимостью 3,5 млрд долл. (с опцией еще на 191 вертолет). 

И это далеко не все примеры военно-технического сотрудничества Анкары с США и странами ЕС. Как мы видим, оно не только имело место ранее, но и вполне благополучно продолжается до сих пор: постоянно заключаются новые контракты. К тому же завершившиеся поставки в Турцию иностранной продукции военного назначения вовсе не означают прекращения сотрудничества Анкары с заграничными контрагентами, поскольку сохраняется необходимость в постпродажном обслуживании.

Соответственно, если ВТС Турции с Западом окажется под угрозой, турецкий ВПК столкнется с большими проблемами. Ведь, несмотря на весь свой действительно серьезно выросший за последние годы потенциал, военно-промышленный комплекс Турции все же не обладает всеми необходимыми компетенциями и научно-промышленной базой для полного импортозамещения военной продукции иностранного производства. 

Заметим, что «прямо сейчас» с такой угрозой Анкара еще не сталкивается. Гневные заявления США и ЕС пока, по большей части, остаются громкими словами. Правительства стран Евросоюза крайне витиевато и расплывчато формулируют запреты на экспорт военной техники в Турцию, а в Штатах Дональд Трамп вообще еще не инициировал ни одного оружейного эмбарго в отношении Анкары — за исключением стоп-сигнала для поставок Эрдогану F-35. Да и на этот шаг Вашингтон пошел лишь после своего «последнего китайского предупреждения».

Если меч рухнет…

Итак, «Дамоклов меч» на турецкий ВПК еще не обрушился. Но он уже висит над Анкарой, и турки не могут игнорировать эту опасность. Активное продолжение операции «Источник мира», недавний обстрел со стороны турецких позиций американских и французских военнослужащих в окрестностях сирийского Кобани, внутриполитическая повестка в США — все это и многие другие факторы могут резко обострить ситуацию. 

Как результат, Трамп будет вынужден существенно урезать ВТС Штатов с Турцией, а на саммите в Брюсселе 17—18 октября его участники могут проголосовать за введение оружейного эмбарго в отношении Анкары всеми участниками ЕС. 

Если оружейное эмбарго стран ЕС для турецкого ВПК будет неприятным, но не более, то разрыв ВТС с США станет для ВС Турции крайне чувствительным ударом. Какое-то время турки на накопленных запчастях, конечно, продержатся, но вот дальше… 

Всеобъемлющий запрет Запада на поставки продукции военного назначения Турции несомненно явится прологом к нарастанию конфронтации между Вашингтоном и Брюсселем, с одной стороны, и Анкарой, с другой. «Закусивший удила» Эрдоган на действия Запада будет вынужден как-то реагировать. Помимо уже озвученного Анкарой ультимативного обещания в ответ на недружественные действия Запада отправить в Европу три миллиона сирийских беженцев, находящихся в Турции, Эрдогану придется оперативно подыскивать и новых иностранных контрагентов для ВТС. 

Понятно, что на роль таковых лучше всего подходят Россия и Китай. Это понимаем мы, это понимают в КНР, это понимают турки, но это понимают и на Западе. Собственно, именно поэтому «Дамоклов меч» оружейного эмбарго над турецким ВПК качается, но до сих пор не падает. 

Тем не менее, если в какой-то момент он все же рухнет, перед Москвой и Пекином откроются великолепные перспективы не только по извлечению финансовой прибыли из возможного расширения ВТС с Турцией, но и по заметному перекраиванию в свою пользу геополитической картины современного мира.


Как сообщает www.theuk.one



Оцените статью