В Латвии признали, что страна превращается во вторую Украину из-за политики США

Информация
Общество: В Латвии признали, что страна превращается во вторую Украину из-за политики США

В советское время в популярной тогда «Литературной газете» была интересная рубрика: «Если бы директором был я». Федеральное агентство новостей предложило латышскому историку и политику Нормундсу Гростиньшу представить, что его «Партия центра» получила большинство в Сейме и пришла к власти, а сам Нормундс стал «директором страны» — ее премьер-министром. Какими были бы первые решения эксперта, что бы он попытался изменить, поинтересовались корреспонденты ФАН.

Остановить скатывание в Украину

Политик отметил, что Латвия уже пострадала от очень неграмотного руководства и управления на протяжении практически 30 лет.

«Поэтому сначала надо будет просто дать по тормозам по неправильным направлениям, начав правильные, потому что страна очень небольшая. Соответственно, приняв 2-3 правильных экономических решения, уже можно серьезно изменить ситуацию. В отношении экономики это, прежде всего, налоговая политика. И то, о чем я говорил, в принципе, уже десятилетиями, самое первое, чего у нас не хватает, — это план стратегии, план развития Латвии».

Он объясняет, что предпринимателям и всем жителям республики надо было бы вначале дать расклад: каков имеющийся ресурс, как он используется, чтобы, например, тот же инвестор, обдумывающий приход сюда, мог бы каким-то образом участвовать в этом процессе.

«А сейчас у нас никакого известного, внятного плана нет, — освоился в роли «директора страны» Нормундс Гростиньш. — Или нам про него не говорят. Потому что видно, что у кого-то план есть. И по этому плану, если посмотреть на его практическое проявление, мы становимся все более похожи на Украину, то есть ведется атака на советские памятники, принимаются вредные решения для нашей экономики, для наших международных отношений. Делаются какие-то черные списки, туда включают известных российских артистов. Например, Олег Газманов спел про Советский Союз, и все — его включили в черный список. Хотя тот же министр иностранных дел (решение по объявлению персонами нон грата в Латвии Иосифа Кобзона, Валерии, Олега Газманова и впоследствии других их коллег принимал еще в 2014 году тогдашний и нынешний глава МИД Эдгарс Ринкевич. — Прим. ФАН) — гомосексуалист, притом открытый, был даже переизбран после всех этих обостряющих действий.

Значит, часть электората поддерживает подобные решения и продолжает накачиваться такими действиями в украинском стиле. То есть видно, что методы, которые были применены в Прибалтике, используются на Украине. И наоборот — что происходит там, то применяется у нас. К сожалению, для латышей этот сценарий однозначно негативный. Я бы, конечно, попытался его остановить. Таким образом, даже прекратив скатывание в Украину, мы бы получили определенную передышку и в демографическом плане».

Это пункт первый, а вторым своим действием собеседник ФАН называет уменьшение налогов, чтобы попытаться создать такую среду, в которой возможна честная предпринимательская деятельность для малого и среднего бизнеса.

«Потому что сейчас в Латвии для мелкого бизнесмена начинать бизнес практически в большинстве случаев чистое коммерческое самоубийство, в чем очень быстро люди убеждаются. И очень много предприятий, которые могли бы быть в нашей юрисдикции, открываются в других, например в эстонской».

Нормундс считает, что необходимо было бы пересмотреть и условия членства в ЕС, потому что уже 15 лет условия для Латвии в два раза хуже, чем у той же Польши. Поэтому честной конкуренции в едином экономическом пространстве ни одна страна выдержать не может. Латвия тоже этой конкуренции не выдержала.

«То есть у нас полный провал по демографии, по экономике, ситуация очень напряженная и в социальной сфере, — делится проблемами эксперт. — А в случае наступления международного экономического кризиса, который, в общем-то, на подходе, у нас обрушение будет даже сильнее, чем у соседей».

Латвия — очередной плацдарм напряженности с Россией

Внешний сценарий предполагает для Латвии украинский вариант, превращение в очередной плацдарм напряженности с Россией, полагает историк.

«Здесь, как говорится, ничего личного, это просто американская геополитика, которая в одинаковой мере касается и Украины, и Белоруссии, и балтийских стран. Тут исключений для Латвии никто не собирается делать, и, скорее всего, страну в этом плане даже никто особо и не рассматривает. Это чисто механическое. Американскую геополитику очень хорошо охарактеризовал ведущий из ныне живущих американских геополитиков Фридман, который возглавляет исследовательский центр Stratfor (частная разведывательно-аналитическая компания, основанная в 1996 году американским политологом Джорджем Фридманом. — Прим. ФАН).

Можно посмотреть его разработки, он совершенно открытым текстом и честно сказал, что суть американской геополитики за последнее столетие — это не допустить того, чтобы Западная Европа и Россия могли как-то дружить и взаимодействовать: скажем, обмен технологиями, ресурсами. Если бы это произошло в Евразии, то Америка бы отошла на второй план. Поэтому любым способом они пытаются этого не допустить. И нам в этом плане отвели очень невыгодную роль: копать за свой счет окопы, лаять на Россию или, если довести уже до украинской ситуации, то и воевать, но опять же в первую очередь за свой счет. В понимании американцев мы просто предфронтовая зона, санитарный кордон, и это никак не меняется уже лет сто. Значит, наша единственная задача — копать окопы и отсиживаться в них, это в лучшем случае, а если нет — стрелять из них».

Гростиньш подчеркивает: надо четко понимать, что это не кто-то придумал, это американцы сами сказали устами своего ведущего геополитика. Значит, тут ничего изобретать не надо, достаточно посмотреть на карту, чтобы понять, что к чему.

«У них [США] есть очень четкий и ясный интерес, отступать им некуда, американская экономика трещит по швам, — указывает политик. — Они объединения Западной Европы и России допустить не могут. Поэтому будут производиться любые провокации без каких-нибудь моральных ограничений. Будут падать гражданские самолеты, если им надо будет, как это было на Украине. Будут происходить еще какие-то вещи. То есть тут американцы ни в чем не ограничены. Ресурс у них имеется, и они будут им пользоваться так, как делают сейчас. Никаких изменений в этом плане ожидать не приходится, их не было сто лет».

В этом направлении «чисто по методикам Сороса и подобным нагло используется национальный вопрос». В первую очередь правящими партиями Латвии, для того чтобы провоцировать конфронтацию между латышами и русскими, мобилизовать таким образом свой электорат.

«Страна экономически находится уже практически в свободном падении, люди бегут, демография хуже, чем во время мировых войн, то есть у нас рождается меньше людей, чем во время войны, — констатирует Гростиньш. — И, конечно, количество латышей тоже уменьшается. Если вспомнить советское время, физически оно увеличивалось. А сейчас люди выживают. Если вот так продолжится, то латышам осталось уже не очень много. Молодежь уезжает, жить здесь становится сложно, люди становятся, само собой, агрессивными, недовольными».

Он рассказывает, в частности, о денационализации, которая затронула примерно 10% населения, когда люди были выкинуты из квартир.

«Я абсолютно уверен, что большая часть денационализации прошла по фальшивым документам, что находится в рамках обычной латвийской коррупции, которая практически никак не расследуется».

Получилось, что страна построена несправедливо, делает вывод политик. У латышей, русских, представителей других национальностей, когда они вместе шли на баррикады (январь 1991 года, когда в Риге после вильнюсских событий во многих местах у правительственных учреждений были устроены заграждения из грузовиков, тракторов, бетонных блоков), были надежды, что «будем жить как в Скандинавии, будем жить очень дружно».

Тогда многие латыши и русские вместе выступали против прогнившего советского режима, которым управлял из рук вон плохо именно Горбачев (Михаил Горбачев — генеральный секретарь ЦК КПСС, первый и последний президент СССР. Последний министр обороны СССР, маршал СССР Дмитрий Язов также обвиняет Горбачева в предательстве), который это делал во многом специально, считает Гростиньш.

Собеседник ФАН замечает, что «все дружно шли за независимостью и всех обманули».

«Латышам сказали одно, русскоговорящим — другое, одних лишили гражданства и до сих пор не дали, других выкинули из квартир в центре города, где жили латыши, которые подверглись этой денационализации в первую очередь, потому что после войны латышское население зашло в пустой центр города. Немцы же уехали, немецкое меньшинство здесь тоже было немаленькое. И после войны было много свободных площадей, их заняло латышское население, которое не было вовлечено в боевые действия, не сбежало с немцами, не пострадало от выяснений, кто что делал во время Второй мировой войны. В центр города пришли и жили молодые латышские ребята, которых потом уже в пожилом возрасте выкинула новая латышская власть».

Очень большая часть латышского населения воспринимает эту власть как нечестную, воровскую, коррумпированную, которой, во сути, она и является. Конечно, их пытаются отвлечь, одурачить, списать все на русских.

Гростиньш приводит пример такого одурачивания, указывая на отсутствие достоверной информации на латышском языке о том же военном конфликте между Грузией и Россией в августе 2008 года.

«Кто начал первый, знают все, кроме латышей, которым на латышском языке вообще только сказали, что без малейшей на то причины в день открытия Олимпийских игр (в Пекине с 8 по 24 августа 2008 года проходили XXIX летние Олимпийские игры. — Прим. ФАН) Россия напала на невинную Грузию. Если латыш не владеет английским и не смотрит не только «Би-Би-Си», но и российские каналы, то честно думает, что Россия первая начала просто потому, что ей было нечего делать. Напала на Грузию и сейчас нападет на Латвию.

Поэтому все, кто говорят, что латвийская власть коррумпированная, нечестная, глупая и уничтожает свою страну, — агенты Путина. То есть у нас люди, которые верят в пропаганду, вообще не представляют, что происходит в России, как там живут, какая степень свободы в этой стране. У нас в Латвии нет оппозиционных телевизионных каналов, практически нет оппозиционных СМИ, кроме каких-то страничек в Интернете».

«Русофобия в Латвии процветает и при попустительстве России»

Корреспонденты ФАН в интервью с известным латышским политиком также затронули болезненную тему перевода всего образования (школьного и дошкольного) лишь на госязык, хотя, как известно, до Второй мировой войны в Латвии можно было получить среднее образование на нескольких языках. Ведь одно дело — учить латышский язык, другое — изучать на нем физику, математику, химию и другие предметы. Да и в страшное советское «оккупационное время» в стране никто не закрывал латышские школы, наоборот — строили новые и не переводили их лишь на русский.

«Я тоже заканчивал в советское время [латышскую] школу, на латышском языке выходили газеты. Никто этому никак не мешал, миллионы людей получили образование на латышском языке, — напоминает историк. — В этом плане нарушать права русскоговорящих детей — последнее свинство, и это делается по двум причинам. Во-первых, те, кто перед выборами пытался спровоцировать реакцию русских избирателей на то, что власть пришла за их детьми, отбирает у них право учиться на родном языке.

Понятно, что пытались спровоцировать русских, получить какую-то ответную реакцию у местного населения, чтобы преподнести это за агрессию России и сплотить свой латышский электорат, который плюется и смотрит на экономические результаты. Тот же самый латышский электорат выгоняют из страны. Значит, чтобы не говорить про экономику, решили поговорить о национальном вопросе. А с другой стороны, те, кто по своему списку мероприятий хочет уравнять нашу ситуацию с Украиной, в том числе и по накалу межнационального и даже силового конфликта, тоже смогли поставить очередную галочку — они приблизили страну к гражданской войне».

По словам собеседника ФАН, Россия на это все смотрит и особо никак не вмешивается.

«Очень многие вещи, которые можно было сделать с русскоговорящим населением здесь, совершались потому, что Россия этому никак не мешала, кроме декоративных заявлений. То есть это не повлекло за собой никаких серьезных экономических санкций, латвийская железная дорога работает с РФ, как работала. Все вот эти черные списки, нападки на русский язык, на русское образование в Латвии произошли в том числе и потому, что латышская элита видела, что ничего им в личном и даже в экономическом плане со стороны России за это не грозит, это факт. Они считают, что эти действия будут полностью безнаказанными, что местное население это как-нибудь схавает, а РФ на это до сих пор смотрела, мягко говоря, сквозь пальцы».

Корреспонденты ФАН в связи с этим напомнили собеседнику об уменьшающемся все последние годы российском транзите и на железной дороге, и в портах.

«Да, но никогда не было четко сказано, что это уменьшение связано именно с русофобской политикой, — замечает Нормундс Гростиньш. — То есть не было такой прямой связи, которую увидело бы население. Конечно, с одной стороны, в интересах бизнеса строятся новые порты [в России], транзит [в Латвии] уменьшается, но во многом это было и просто потому, что это вопрос элементарной экономической логики — развивать свое. И не факт, что проводи Латвия политику белорусского уровня дружбы с Россией, она не имела бы тех проблем, которые имеет Белоруссия в экономических отношениях с РФ. Тут уже как бы получилось, что экономика — это одно, а вот все остальное — дружба и союзнические отношения — это другое.

Тот факт, что Белоруссия имеет проблемы, проводя дружественную политику по отношению к России, — это дополнительный аргумент для наших русофобов в том плане, что даже дружественная политика не приводит к экономической дружбе. То есть тут проблема, скорее всего, даже в том, что вообще нет российской долгоиграющей внятной политики по отношению как к прибалтийским странам, так и к своим союзникам».


Как сообщает www.theuk.one



Оцените статью